Пять книг для весеннего чтения на любой вкус

Не знаете, что бы такого интересного почитать нынешней весной? Мы вам поможем в этом вопросе и предложим неплохую подборку для весеннего чтива.

Путешествие, Ида Финк

Оказывается, Ида Финк (Ландау) родилась в Збараже на Тернопольщине, перед войной жила во Львове и занималась по классу фортепиано в Высшем музыкальном институте, а уже после войны выехала с семьей в Израиль. Чтобы стать писательницей, Финк понадобилось почти 60 лет, потому первый ее роман «Путешествие» вышел в 1990-м.

За плечами у нее немало наград, и одна из них — премия Пинхаса Сапира (2007), которой награждают лучших израильских писателей, пишущих на иврите. И Финк вручили ее впервые именно как израильскому автору, который писал на языке диаспоры, то есть польской. Впервые на украинском языке издана одна из ее историй о Холокосте во время Второй мировой, где герои книги — еврейская семья, которая пытается выжить.

Наши души ночью, Кент Харуф

Пять книг для весеннего чтения на любой вкус

Книга грустная и оптимистичная одновременно. Автор — будто режиссер-минималист, который в самих диалогах и коротких ремарках сумел рассказать, что стать счастливыми никогда не поздно. Нечто похожее описывается в книге Николы Юн Весь этот мир , но здесь автор пошел дальше, и решил доказать, что даже в 70 лет, а именно таков возраст главных героев истории — Эдди Мур и Луи Уотерса, можно стать счастливым. Они тоскуют в больших пустых домах по своим вторым половинкам, которые давно умерли, их дети разъехались, отсутствие общения угнетает. Но Эдди приходит к Луи — и свет загорается в спальне на Сидар-стрит в городе Голт штата Колорадо. И счастье осторожно и нежно проникает в сердца героев. «Гаруф предупреждает читателей, что будущее вряд ли будет простым и беззаботным, и напоминает: никто не должен встречать его в одиночестве», — пишет журнал Esquire. И трудно здесь не согласиться.

Бесцветный Цкуру Тадзаки и года его паломничества, Харуки Мураками

Пять книг для весеннего чтения на любой вкус

Черная, красная, белая и Синий… Друзья отдалились от главного героя из-за того, что иероглифы его имени и фамилии не имеют никакой краски. Так думает молодой японец Цкуру Тадзаки, потому и испытывает острую необходимость совершить самоубийство, что совсем не отличается от других. Хотя нет, все-таки отличается — тем, что чрезвычайно любит железнодорожные станции. Поэтому он переезжает из Нагоя в Токио и начинает проектировать вокзалы.

Мотив дороги, желание оставить отправную точку — все располагает Цкуру к поискам, к разгадке того, что же произошло 16 лет назад. Книга немного даже похожа на иронический детектив, где мы видим несколько нетипичного для Мураками героя, который, правда, и дальше продолжает непрерывно рефлексировать глубоко внутри себя, но который уже может и пошутить, и поддержать диалог. Эта книга — как роман о пути к себе. Герои движутся на ощупь, интуитивно, иногда не без чьей-либо помощи. Но движутся вперед.

Улыбки судьбы. Рассказы, Адам Джонсон

Пять книг для весеннего чтения на любой вкус

В центре каждой из шести новелл Джонсона — отчаявшиеся мужчины. Главный герой «Нирваны», части, которую можно отнести к жанру фэнтези, создал своеобразную голограмму убитого Кеннеди с интернет-роликов, которая как бы что-то ему нашептывает. И это тогда, когда его парализованная жена с синдромом Гийена-Барре на грани суицида.

Другая история вызывает сочувствие к мужчине с розовым прозвищем, который опекает двух девочек. И большинство будет списывать это совсем не на его добрую и отзывчивую натуру. А вот в рассказе «Темная Долина» есть предложение, касающееся солдата-сапера и одновременно всей книги: мол, вы можете обезвредить бомбу в реальном времени, но бомбу в вашей голове — никогда. Точно так и с этими новеллами, правда, они больше похожи на взрывы, после которых читатель еще долго приходит в себя.

Речи и эссе, Вацлав Гавел

Пять книг для весеннего чтения на любой вкус

В книгу вошли речи и эссе первого президента Чешской Республики, а заодно диссидента и политического деятеля. Причем первый, второй и четвертый тексты объединяет общая тема — борьба за идеалы и ценности, которой и сегодня не видно конца. Среди переводчиков книги — посол Украины в Чехии Евгений Перебийнис, а Мустафа Джемилев в послесловии делится собственными воспоминаниями о трех встречах с Гавелом.

Интересный термин, который использует Гавел — «солидарность пораженных». Речь о людях, переживших драматические исторические события, поразилвшие их, и теперь они уже не могут жить не по правде. Поэтому «обречены» искать выход и честно смотреть в глаза причудливой и часто непостижимой истории. Именно в таких людях Гавел и видит надежду для Европы, ведь только такие и смогут найти правильный путь и сформировать современную европейскую идентичность. Смогут достойно принять вызовы времени, проложив новые пути развития и понимания.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий